Зотая поэзия. Литературный портал
Древний Мир
Поэты эпохи Возраждения
Европейская классика
Восточния поэзия
Японская поэзия


Джон Китс


Китс

( 31.10.1795 — 23.02.1821)

Джон Китс (англ. John Keats). Родился 31 октября 1795 в Финсбери, северной части Лондона; старший сын Т.Китса, работника на платной конюшне, потом ее управляющего — после женитьбы на дочери владельца. У Джона было трое братьев (один из них умер в младенчестве) и сестра. Отец Китса погиб в апреле 1804, мать всего через десять недель повторно вышла замуж, и дети росли десять лет в основном под опекой бабушки со стороны матери. Мать Китса умерла в 1810 от чахотки, которая впоследствии свела в могилу всех ее сыновей.

В 1803—1811 Китс обучался в школе в соседнем Энфилде. В 1811 он на четыре года поступил в ученики к хирургу. Эти годы отмечены возрастающим интересом к поэзии; свое первое стихотворение он написал в 1814. В 1816 он сдал экзамены на врача и фармацевта, но именно с этим годом связано начало его становления как поэта. В мае Китс впервые опубликовал свое стихотворение, сонет К одиночеству, и в этом же году написал еще несколько сонетов и два больших стихотворения: Я вышел на пригорок — и застыл (ј) и Сон и Поэзия. Спустя год он решительно отказался от медицинской карьеры.

С этого времени жизнь Китса неотделима от поэзии. Первый этап его творчества лучше всего представляют упомянутые большие стихотворения 1816, навеянные тесным общением с природой. Но при всем богатстве описаний природы поэтический сюжет стихотворения движется по цепочке ассоциаций, направляющих внимание читателя на творческие возможности человеческого ума. Здесь воображение выступает скорее как созидающее и провидческое, нежели просто копирующее природу.

Так молодой поэт оказывается в русле ведущего направления современной ему английской художественной жизни. К концу 1816 он свел знакомство с плодовитым поэтом и журналистом Ли Хантом, издателем «Наблюдателя», напечатавшим стихи Китса и повлиявшим на формирование его либеральных политических взглядов, а также с художниками Б.Р.Хейдоном (1786—1846) и Дж.Северном (1793—1879), которые стали его близкими друзьями. Познакомился он и с поэтом-романтиком П.Б.Шелли. Китс занялся составлением своей первой книги Стихи (Poems), вышедшей в апреле 1817 с посвящением Ханту, и обдумывал свой самый грандиозный на тот день замысел — мифологическую поэму в четыре тысячи строк о любви юноши Эндимиона, древнегреческого царственного пастуха, и Цинтии (или Дианы), девственной богини луны. Созданная между апрелем и ноябрем 1817 и опубликованная в 1818, поэма Эндимион (Endymion) — источник его более поздних и совершенных творений. Ее портят обилие слащаво-сентиментальных оборотов, особенно в изображении любовных сцен, несколько вялый стих, сюжетные просчеты и композиционная рыхлость. Но одновременно в ней подытожено и развито все, о чем Китс тогда мечтал и что являло ему воображение; поэма знаменовала его переход к более углубленному пониманию поэзии. Стремление Эндимиона к Цинтии превращается в метафору творческой жажды, поиска поэтом своей музы и источников поэтического вдохновения и ярко высвечивает ступени духовного роста человека.

Стихотворения, написанные следом за Эндимионом, показывают, что творческое воображение Китса было в большей мере склонно к мукам самосознания, чем к радостям выхода в запредельное: он не мог закрыть глаза на жестокие истины человеческого удела, его разум в равной степени тяготел и к трагедии бытия, и к фантастическому. В его письмах все чаще звучит хвала «знанию» и «философии», а не впечатлительности и воображению. Под «философией» Китс понимал не абстрактные рассуждения, а разумную восприимчивость и искренность, способность видеть жизнь в целом и принимать ее противоречия.

В июне 1818 Китс и его приятель Ч.Браун предприняли нелегкое путешествие пешком по Озерному краю и Шотландии. Постоянные боли в горле заставили Китса вернуться домой; страдавшего чахоткой брата Тома он застал в тяжелейшем состоянии. Всю осень Китс самоотверженно ухаживал за умирающим братом; отчасти чтобы отвлечься, он погрузился в работу над поэмой-эпосом Гиперион (Hyperion). Великое произведение осталось неоконченным — Китс завершил лишь две первые книги. Они открывают период его наивысшего творческого подъема, но в то же время обнаруживают признаки того, что Китс отошел от реальности, углубившись в обобщения. Сюжет о низвержении титанов, первозданных богов Древней Греции, он претворил в исполненное трагизма иносказание, в историю очеловечивания под гнетом страданий и горя, в оригинальную притчу об исторической эволюции. Смерть Тома 1 декабря прервала тяжкий труд Китса над Гиперионом. Фрагменты третьей книги, написанные, видимо, позже, излагают миф о преображении Аполлона — не столько в новоявленного бога солнца, сколько в бога поэзии. Таким образом, Китс возвратился к теме Эндимиона — становлению поэта.

Вторая половина 1818 знаменательна еще двумя событиями в жизни Китса. Изданный в апреле Эндимион подвергся нападкам критиков ведущих литературных журналов, что впоследствии породило трогательную легенду, будто Китса «убили» разгромные рецензии. Той же осенью Китс познакомился с восемнадцатилетней Фанни Броун и сразу в нее влюбился. Эта влюбленность отраженным светом легла на его лучшую романтическую поэму Канун Святой Агнессы (The Eve of St. Agnes, 1819), исполненную тепла и веселых красок, но и омраченную тенью тьмы, жестокости, порчи, трагической развязки, которой едва избежали герои.

Вершина творческого взлета Китса пришлась на апрель и май, когда были созданы пять од, из которых четыре — Ода Психее, Ода Соловью, Ода греческой вазе и Ода Меланхолии — относятся к вершинам поэзии на английском языке. В этих одах Китс обращается к собственным мыслям и переживаниям, чтобы выявить глубинные противоречия своей творческой жизни. Каждая ода имеет свой композиционный стержень, центральный образ-символ (например, Соловей или ваза), который провоцирует лирического героя на спор с самим собой. Между поэтом и птицей, обреченностью человека и нетленной, но и внечеловеческой красотой природы и искусства разверзается бездна. Летом и осенью 1819 (последние месяцы его творческой жизни) Китс написал две примечательные вещи. В трагической поэме Ламия (Lamia) он раскрыл некоторые конфликты, ставшие для него характерными: между вымыслом и реальностью, чувством и мыслью, красотой и правдой, — раскрыл так, что его мастерство иронии, скептицизм и дар психологического анализа впервые предстали во всей своей полноте. Еще поразительнее фрагмент переработанного варианта Гипериона — Падение Гипериона. Видение (The Fall of Hyperion: A Dream). Китс дерзнул вести повествование от первого лица и превратил поэму о божественном Аполлоне в поэму поиска, героем которой выступает сам автор, в поэму-размышление о назначении поэта в мире, где человек обречен на боль, страдания и смерть.

После сентября 1819 Китс ничего значительного не создал. Материальное его положение ухудшилось по вине брата Джорджа. Он обручился с Фанни Броун, но надежды на скорый брак не было. 3 февраля 1820 у Китса пошла горлом кровь. Так начался год его, как он выразился, «посмертного существования». Китс успел подготовить и выпустить (в июле) третью книгу стихотворений, куда вошла б льшая часть его величайших творений, и в сентябре отплыл в Италию вместе с Дж.Северном, но бороться с болезнью было уже поздно. Последние месяцы он ужасно мучился, его преследовал страх смерти, но больше всего терзали мысли о Фанни. Китс скончался на руках у Северна 23 февраля 1820.